Мой век

Николай Кузнецов Рубрика: Поэзия,Метки: , ,
0

Летом пятнадцатого года я сильно увлёкся Осипом Эмильевичем Мандельштамом: мне как раз в руки попалось очень хорошее брайлевское издание его стихов (практически все стихи). Мандельштам в разные периоды своего творчества по-разному поднимал различные темы. Среди этих тем у него можно обнаружить тему времени (стихотворения «Век» (пронзительнейшее), «Нет, никогда ничей я не был современник…», «1 января 1924» и др.). Тогда его подача этой темы так захватила меня, что мне тоже захотелось написать стихотворение про свой век – про век, в который мы все сейчас живём. Это должно было быть самостоятельное стихотворение, а не какая-нибудь вариация на тему стихов Мандельштама или тем более не подражание. А про нынешний век мне, конечно, было что написать… Но собрался только в конце ушедшего года (и даже хорошо, поскольку некоторые мысли я не смог бы выразить, как выразил, летом или даже осенью).

Я нисколько не пытался подражать Мандельштаму, хотя, разумеется, его влияние на меня можно здесь проследить. Это касается, например, строчек, где я утверждаю, что нынешний век не назову даже глиняным властелином, а у Мандельштама про XIX век сказано, к примеру:

Два сонных яблока у века-властелина
И глиняный прекрасный рот…

Хочется дать небольшое пояснение к своим последним строкам, где говорю о Бытии и знаках Бытия. Это связано с моими философскими изысканиями; буквально недавно я (пока только в собственных размышлениях) сформулировал, что существует две группы категорий (возможно, есть и третья, но пока я её не определил): знаковая (например, символ) и бытийная (например, идея вещи). Они никак не противоречат друг другу, а наоборот, тесно взаимодействуют. Но на этом пока остановлюсь.

Мой век

Век двадцать первый – век больной заботы…
Упал на поле – на снегу дрожит.
Чугун померк на ледяных воротах,
И птица чёрная, как тень конца, летит.

Малютка век! Кто подберёт, согреет
С полей и крыш тебя и твою тень?
И кто, не жмурясь, заглянуть сумеет
В твою израненную ночь, в багровый день?

Родился ты в дрожащем сколиозе,
Багровый взгляд свой устремив назад,
Ощупывая сумерки в морозе.
Мой милый век, мой бедный младший брат!

Чугун же грозен на немых воротах.
Пятнадцать позвонков сквозь них прошло;
Порою боязно: а вдруг не выйдет сотый,
Чтоб завершить тех позвонков число.

Зима теперь. В полпальца снег подброшен,
А где-то – вовсе лысая земля,
А где-то лёд скоблится равнодушно:
кривых зеркал небрежные поля.

Зима теперь… Декабрь похож на осень!
А лето, как дрожащая свеча!
Земля же вся – противоречий осыпь:
Больных орбит больная голова.

Мой младший брат! Твой миф совсем не прочен!
Пластмасса лёгкая, как под наркозом, спит.
И благородной ржавчиной источен
Не будет блёклый цвет твоих ланит.

Не назову тебя я властелином,
Пусть даже глиняным! И олово – в губах!
Мой век! Тебе не пахнуть нафталином
Ни средь шкафов, ни в древних сундуках.

Земля не спит на ниточке орбиты,
Горит, горит пластмассовою мглой.
Мой век родился злобным и разбитым –
Летит куда-то над самим собой.

Олимп склонился над Землёю бедной:
Закончен пир и всё напряжено.
Богам всех мифов для войны последней
Теперь собраться вместе суждено.

Лишь вместе соберём истерзанное слово,
Лишь вместе смысл найдём, нащупав пелену!
Поборемся за век для племени родного,
Чтоб нам приветствовать чудесную Страну!

Пришла пора! Пылает степь кострами.
О Бытие и знаки Бытия!
Поднять себя, поднявши наше знамя,
Теперь пришла священная пора!

29 – 31 декабря 2015 года.

п. Борок, Ярославская обл., Россия.

« »
   

Оставить комментарий или отзыв

Подписавшись, Вы узнаете новости Творческой Лаборатории первыми