На пути к преображённому единству

Николай Кузнецов Рубрика: Проза. Метки: , , ,
0

Летом уходящего 2017 года я имел удовольствие познакомиться с творчеством Максимилиана Александровича Волошина, со дня рождения которого в этом году прошло ровно сто сорок лет. Признаюсь, что сперва, когда только начал читать полное собрание его стихотворений, я не смог проникнуться вполне этим творчеством, хотя увидел, что это нечто незаурядное и интересное. Понимание и проникновение начали приходить чуть позже. И теперь я уже с чистой совестью говорю, что творчество Волошина мне интересно и привлекательно, что в нём я вижу и чувствую не только нечто незаурядное, но и мудрое, а иногда даже и пронзительное.

Дорогие друзья, представляю на ваш суд эссе, посвящённое одной из тем волошинских произведений. Как всегда, буду рад любым вашим комментариям! Далее

Жемчужница

Николай Кузнецов Рубрика: Проза. Метки: , , ,
0

Дорогие друзья, хочу вас предупредить, что эта миниатюра написана в жанре ужаса, а потому людям впечатлительным, наверное, на ночь её читать не стоит. Но, с другой стороны, ужас здесь не является самоцелью (я вообще стараюсь избегать подобных тавтологий), а стал чем-то необходимым и даже неизбежным на пути к смыслу; он был продиктован мне самой ситуацией. Как всегда, буду очень рад узнать ваши мысли, мнения, впечатления! Пишите, пожалуйста, комментарии, дорогие друзья!

 Жемчужница

Там, где седая грудь берега ежеминутно то надевает, то снимает пенную сетку передника из прибойных волн, там, где вечное дыхание воды встречается с думами суши, там, где человеческий голос всегда становится одиноким камнем, брошенным в переплетение чаячьих возгласов, этюдов Эола и пения невидимой Афродиты, выходящей из жемчужной пены, – в том самом месте стояла одинокая хижинка, в которой жил один рыбак. Кормился он тем, что ему давало море, а что не съедал, иногда ходил продавать в далёкий город, где покупал разные детали для своей лодки и ещё кое-какие мелочи. Жил он довольно просто, но бедняком себя не чувствовал: все стены его лачужки были завешаны скелетами разнообразных морских рыб, их головами и прочими костными останками, в углу же стоял ящик, битком набитый причудливыми раковинами. Как только ему становилось скучно или одолевали всякие мрачные мысли, рыбак брал какую-нибудь раковину, прикладывал её к уху, вслушиваясь в её таинственное нутро, гладил рукой голову меч-рыбы и прочие трофеи и погружался в воспоминания, перемешивая быль с мифами. Далее

Спор о молчании (подходы Ф.И. Тютчева и О.Э. Мандельштама)

Николай Кузнецов Рубрика: Проза. Метки: ,
4

Дорогие друзья, в этой статье я сделал попытку всестороннего рассмотрения стихов Ф.И. Тютчева и О.Э. Мандельштама, посвящённых молчанию. К этому меня побудил тот факт, что у этих авторов есть два одноимённых стихотворения на эту тему («Silentium»), которым, собственно, я и уделил особое внимание. Старался писать доступным языком, не употребляя без особой на то надобности специальные термины. Это не только литературоведческая и критическая статья, но и философская: разбор стихов послужил мне надёжной платформой, на которой я постарался построить собственные размышления и выводы относительно молчания. Надеюсь, что вам будет интересен мой скромный опыт. Буду очень рад, если вы также поделитесь своими соображениями, критическими замечаниями, возникшими вопросами относительно этой статьи. Мне будет очень интересно узнать ваши ощущения, ваше мнение по поводу поэзии Тютчева и Мандельштама вообще или разбираемых стихотворений, буду рад, если вы поделитесь своим опытом чтения этих поэтов в комментариях. Далее

Правовые идеи Платона в диалоге Законы – история и современность (курсовая работа)

Николай Кузнецов Рубрика: Проза. Метки: ,
0

Дорогие друзья, здесь публикую свою курсовую работу, которую я писал на втором курсе под руководством замечательного преподавателя Дженевры Игоревны Луковской, о которой вы вместе с текстом моей первой курсовой сможете прочитать на моём сайте.

Эта курсовая вновь была посвящена Платону, но уже другому его диалогу – «Законы». Это его самое последнее произведение, которое великий философ даже не успел переписать на чистовик: оно было найдено после его смерти на дощечках, покрытых воском. Может, именно потому в нём столько нестыковок и спорных моментов, что автор не успел его обработать как следует? Вообще же, с ним связано множество самых разных вопросов; я же рассматривал только юридическую сторону (подробнее об этом речь пойдёт уже в тексте работы). Далее

Книги и Homo

Николай Кузнецов Рубрика: Проза. Метки: ,
0

В век глобальных информационных систем, когда «Всемирная Паутина» и всё, сопутствующее ей, всё сильнее охватывает наш мир, касаясь порой не только информационного пространства, но и остальной жизнедеятельности, особенно остро встают некоторые вопросы. Среди них, в частности, вопросы того, чем и в какой мере нужно пожертвовать, чтобы достичь желаемого, что нужно выбрать, а от чего, может, придётся тогда отказаться. Так, например, если заботиться, главным образом, о доступности информации, то придётся неизбежно снизить меры по её защите, а также забыть об идеалах достоверности или целостности этой информации. В принципе, всегда нужно быть готовым пожертвовать одним ради другого: жертва может быть не абсолютной, не обязательно носить форму полного отказа от чего-то, но, по-видимому, эта жертва может заключаться в согласии принять худший результат, чем идеал, ради другого идеала. В отношениях с информационными системами, во всяком случае, этот момент неплохо было бы держать в голове. Но есть ещё один вопрос, который встаёт особенно остро – вопрос защищённости, безопасности. Далее

Играй же, маэстро!

Николай Кузнецов Рубрика: Проза. Метки: , ,
0

Для начала, дорогие друзья, хочу кратко пояснить, кто такой Ганс Георг Гадамер, которому мне захотелось посвятить эту миниатюру.

Ганс Георг Гадамер – немецкий философ XX века (он прожил сто два года), занимавшийся вопросами герменевтики, то есть вопросами интерпретации, толкования разнообразных знаков, текстов, которыми мы пользуемся ежедневно, в которые мы буквально погружены. Здесь пока ограничусь данным только что сжатым объяснением сути герменевтики, поскольку для более подробных объяснений потребовалась бы отдельная статья. Могу лишь добавить, что все мы в течение своей жизни прибегаем к услугам герменевтики, даже если при этом не знаем, что она называется герменевтикой. А Гадамером я увлёкся не так давно (около полутора месяцев назад). С первой же работы, которую я у него читал (статья «Актуальность прекрасного»), меня поразила простота изложения. Впрочем, я никогда не думал, что философские тексты должны излагаться исключительно заумным и сложным языком, изобилующим разными непонятными терминами. Напротив, я  призвал бы писать всех философов как можно проще (нисколько, конечно, не упрощая), применять те или иные специальные термины только там, где такое применение диктуется самой необходимостью. На мой взгляд, Гадамер выполняет все эти условия; я могу его смело рекомендовать всем интересующимся: это вполне доступная для понимания философская литература, требующая, конечно, вдумчивого чтения, но дающая при этом самые светлые эмоции…

Гадамер в своих работах чаще всего рассуждает об искусстве, в частности, о современном, которое, по его же выражению, порой ставит философа (да и вообще человека думающего) на грань герменевтического нигилизма. Особенно, как мне кажется, это может касаться музыки…

Вообще, с современным искусством (имею в виду течения модерна и авангарда) связано множество проблем. Например, ребром встаёт вопрос соотношения смысла и оригинальности. Далее