Публикации с меткой «пейзажная лирика»

Зимний зонтик

Николай Кузнецов Рубрика: Мой дневник, Поэзия. Метки: , , ,
0

Дорогие читатели, рад представить на ваш суд цикл из восьми хокку (первый мой опыт в этом жанре можете посмотреть на этом сайте в публикации «Комариные хокку»).

Хокку – жанр поистине уникальный. Каждое стихотворение – своего рода пометка в записной книжке. Представьте себе: когда вы делаете для себя какие-либо памятки, обычно вы пишите весьма кратко, даже сокращая слова, иногда многое из ненаписанного подразумевая (а по занесённым на бумагу крючкам, словам, сокращениям вы это подразумеваемое восстанавливаете).

Разумеется, хокку пишется, в отличие от бытовых пометок в блокноте, не только и не столько для себя, а для того, чтобы его кто-нибудь прочитал. Хотя при этом, как мне кажется, хокку полезно и для самого автора. Ведь хокку – это особый способ мышления, которому следуют как автор, так и читатель, — способ мышления и философствования, доступный, уверен, представителям всех народов, но глубже всего открытый и лучше всего оформленный японцами (и этим не грех воспользоваться!).

Автор организует пришедший ему в голову материал, иногда весьма многочисленный. Например, он может поразмышлять на политические, социальные, космические, абстрактно-философские и другие темы, но на бумаге остаётся лишь зарисовка некоторого пейзажа, конкретного события жизни – повествование, описание (причём весьма сжато, буквально в нескольких словах, каждое из которых – на вес золота, т.е. обладает особой значимостью, не случайно, из чего лучше исходить и при чтении) и никакого рассуждения. Но магия творчества в хокку, как мне видится, заключается в том, что автор не занимается простым подражательством, а акцентирует внимание на отдельных отрывках окружающего мира, как бы наводит на них объектив, отделяя от других событий и частей окружающей картины, расставляет акценты, маркирует выделенный отрывок. Поэтому хокку, могущие показаться на первый взгляд совершенно бесстрастными, на самом деле нередко наполнены эмоцией, жизнью. И поэтому ещё хокку, могущие показаться тривиальными (не несущими важной смысловой нагрузки), на самом деле оказываются инструментом для проникновения в глубину, для исследования не только того, что написано непосредственно в тексте, но и того, с чем можно было бы сравнить описанное в тексте событие.

Далее

Живое море

Николай Кузнецов Рубрика: Поэзия. Метки: , ,
0

Представляю на ваш суд второе стихотворение, появившееся благодаря отдыху летом уходящего 2019 года на греческом острове Закинтос (Закинф): благодаря пейзажным впечатлениям и развитию их в дальнейших размышлениях. Другое стихотворение – сонет «Странники» размещено в соседней публикации.

Желаю всем приятного и плодотворного чтения! И не стесняйтесь делиться своими впечатлениями и размышлениями: ценю обратную связь!

Живое море

По краю ребристому ложа морского
Взбирается шелест-прибой.
Лазурны лагуны, и чистое слово
Летит, накрывая собой.

В цветах перламутра, из нежности свитых,
Ласкаясь в заре, как дитя,
Выходит незримо на свет Афродита,
С прохладной водою шутя.

Горячая пена – верхушка волны –
рассыплется и возродится.
Пожаром дневным побережья полны
И томно хотят охладиться.

И вместе с лучами в кайме золотой
Накинув незримые сети,
Собой обнажает и вздох, и покой
Дитя перламутровой нити.

И море вздохнёт, развернувши, играя,
Пучины своей паруса,
Как будто захочет, взметнувшись по краю
Заката, войти в небеса.

И, прежде ласкав, вдруг разбрасывать камни
Начнут за волною волна:
Душа перламутра поможет – и славно
В камнях создадут имена.

Находит на берег тугая волна,
сдвигая пещерные плиты.
За горною кромкой тревожно Луна
Блюдёт за немой Афродитой.

Но смех, неожиданный в громе ночном,
Раздвинув бесформенность глыбы,
Раскроет пейзажи, наточит объём,
Зажжёт первобытность изгибов.

Наутро придёт человек-ожиданье,
Побродит средь камней и плит
И скажет про море: «Живое дыханье
Невинных теперь Афродит!»

27 июля – 29 декабря 2019 года

п. Аргасси, о. Закинтос, Греция – Санкт-Петербург, Россия.

Разговор в ночи

Николай Кузнецов Рубрика: Поэзия. Метки: , ,
0

Это стихотворение навеяно рассказом Рэймонда Дугласа Брэдбери «Разговор в ночи» (так, по крайней мере, он называется в доступном мне переводе на русский язык), который, пользуясь случаем, советую всем прочитать: он из той многочисленной когорты произведений Брэдбери, которые не столько фантастичны (в смысле жанра фантастика, хотя, разумеется, относятся к нему и достойно его представляют), сколько пропитаны духом философского мистицизма. Моё же стихотворение, как мне кажется, вряд ли можно рассматривать как толкование или даже интерпретацию этого рассказа, хотя между ними есть лёгкое соприкосновение мотивов/сюжетов. Впрочем, как знать, может, связь между ними и более тесная, чем это кажется мне самому.

Надеюсь, что стихотворение подарит интересные ощущения и пищу для размышлений: приятного чтения! И, конечно, буду рад всем откликам, мнениям, вопросам, предложениям, возражениям и прочее и прочее.

 Разговор в ночи

Памяти Р. Д. Брэдбери,
чей одноимённый рассказ пробудил
размышления.

Когда тишина накрывает волнами своими
И звёзды мечтают из бездны на крыши сойти,
Так пронзительно всё открывается девственно синим,
Небывало великим и нежным в звенящем пути.

Ночь, оглянись! Хочу говорить я с тобою!
Скажи, кто таинственно плачет всегда за окном?
Чьи слёзы потом называем с улыбкой росою?
Чей след, чуть склонявший траву, испаряется днём?

Ты слышишь: вздыхают цветы от легчайшего шага?
Ты видишь: Луна как высоко, высоко взошла?!
И кажется, вся тут вселенская движется влага,
Холодная, гулко земля от неё расцвела.

Не сны ли твои – таинственных странствий прохлада?
В подлунных мечтаньях не ты ль бесконечно юна?
Какою же ношей ложится на душу отрада!
Пойму ли, согрею ль тебя я, когда ты одна?

Без устали бродишь от края до края Вселенной,
В широкий рукав запуская звезду за звездой.
А вечер и утро скользят и скользят неизменно,
Как будто бы тени твои, – не с тобой и с тобой.

Что ищешь, скажи, в неизбывно далёких скитаньях,
Даря то тревогу, то проблеск, то грусть, то покой?
Зачем же глядишь, так робея, как будто в изгнаньи, –
Сквозь лунный рукав – ты на солнечный шар золотой?

И будет ответом смех ночи неуловимый,
И скажет: «Ты просто устал, досидев до зари!
Я всегда прихожу, где искания неутомимы,
Чтоб неспящих и спящих на руки принять мне свои».

10 июня – 27 декабря 2019 года.

Санкт-Петербург, Россия.

Путь в тумане

Николай Кузнецов Рубрика: Поэзия. Метки: , , ,
2

 

На этот раз, дорогие читатели, хочу представить вам несколько необычное стихотворение.
Нет, это не какой-нибудь суперновый вид сонета (по типу – четырнадцать строк умножить на пять, поделить на два, откинуть одну и добавить две строки), и не какой-нибудь перевёрнутый рогатый верлибр с тремя головами, и даже не какая-нибудь, прости Господи, синкретическая супернеозаумь в стиле кубо-эго-кручфутуризма в виде изящного цветка в форме спирали, одна половина которого написана более или менее по-русски, другая – по-английски, третья – по-шумерски…
В сущности, стихотворение (на первый взгляд) не такое уж и необычное: спокойная и, не побоюсь этого слова, хорошая лирика, практически целиком пейзажная, немножко грустная, а ещё более – восторженная, несколько мистическое, в целом же – философская. Классическая форма, даже рифма есть. И, конечно, я не изменю своему обыкновению – не стану раскрывать, о чём же оно говорит. Но очень хочу поделиться тем, что прямо из текста стихотворения, как мне кажется, не вытекает и чем оно, собственно, необычно для меня.
Во-первых, это – первое моё стихотворение, первое произведение написанное в соавторстве.
Но ещё необычнее другое – первая его часть написана моим дедом, Андреем Николаевичем Дзюбаном, ещё шестьдесят лет назад (в 1959 году, когда ему было семнадцать лет). В юности мой дед вообще увлекался стихами, особенно такими, которые часто называют лирическими. Он их не только читал, но и писал, но, к сожалению, его юношеские сочинения не сохранились. И только кусочек одного стихотворения дед сохранил в памяти. В этом году я снова вспомнил об этих строчках, которые дед мне уже с детства периодически рассказывал и которые мне очень нравились, вспомнил, что ведь как раз в этом году им исполняется шестьдесят лет. И тут посетила идея – а не написать ли продолжение к отрывку, такое продолжение, чтобы получилось одно гармонично связанное произведение. Деду эта мысль тоже пришлась по душе, и он по моей просьбе написал весь отрывок – столько, сколько удалось восстановить в памяти. Кстати, оказалось ещё больше, чем он мне рассказывал раньше, — целых четыре четверостишья. А я дописал столько же, мы с дедом по-авторски пообсуждали и немного поредактировали результат – и получилось произведение, которое мы и представляем на ваш суд, дорогие читатели.
Смело делитесь в комментариях своими впечатлениями, вопросами и другими мыслями, пришедшими при чтении; будет здорово, если напишете, о чём вам сказало это стихотворение, какие, на ваш взгляд, в нём есть мысли, ощущения и т.д. Ваши комментарии будет особенно интересно и приятно прочитать не только мне, но и моему деду. Далее

Критские новости

Николай Кузнецов Рубрика: Поэзия. Метки: , , , , , ,
0

Летом 2017 года мне с мамой посчастливилось около недели отдыхать на Крите в чудесной деревушке Панормо. Эта наша поездка, как, впрочем, и все предыдущие путешествия, подарила мне множество приятных и, главное, живых ощущений, впечатлений и воспоминаний.

Первое же яркое впечатление, которое я тогда получил, – это очень громкий, почти оглушительный стрёкот местных цикад: такого громкого цикадного пенья я вживую до того ещё не слышал. Казалось, что самый воздух соткан цикадами, причём, прислушавшись, можно было различить, что они поют на разные голоса, с разными интонациями. Когда я их впервые услышал, если честно, подумалось, что это работает какой-то механизм, но уже вскоре, когда я узнал, что это – голоса живых насекомых, мне, кажется, удалось прочувствовать жизнь в этом хоровом слиянии, подчёркивающем одновременно и единство всех участников, и индивидуальность каждого певца.

Второе впечатление, прочно оставшееся со мной – это живая монументальность Крита. Мне кажется, что Крит, днём закрытый лёгкой сетью цикадного хора, неразрывно связан с такими могучими словами, понятиями и предметами, как «бык» и «камень». В горах, сложенных, в основном, из слоистого известняка и мрамора, чувствуются мускулы. А в одной скале я не без удивления даже нащупал небольшой каменный отросток, похожий на маленький рог. И как хорошо, что на Крите есть ещё деревни и тихие горы, не поглощённые шумом современной цивилизации, замечательно, что в критских деревнях, где ещё остаются местные жители, всё ещё помнят традиции, старинные ремёсла: ведь всё это и даёт истинную жизнь, потому что из человеческого нет ничего живее и мудрее традиции и неразрывной связи и вечного существования всех трёх времён (прошлого, настоящего и будущего). Жаль только, что на Крите можно видеть немало покинутых деревень. Но хочется надеется, что эта великолепная сторона Крита всё-таки не вымрет и долго ещё будет всех нас радовать.

Результатом осмысления всех полученных на Крите впечатлений стал цикл из пяти стихотворений, которые, дорогие друзья, я предлагаю вашему вниманию. Мне очень хотелось, чтобы в этих стихах отразилось не только и не просто описание пейзажей, но и некие размышления. Но, конечно, о чём говорят написанные мной стихи, как всегда, судить вам, дорогие читатели. Очень надеюсь и желаю вам, чтобы время, проведённое с ними было приятным и плодотворным.

И, как всегда, буду рад любым вашим отзывам в комментариях! Далее

Маленький гербарий

Николай Кузнецов Рубрика: Поэзия. Метки: , , , ,
0

Дорогие друзья, от всего сердца желаю, чтобы живое и светлое лето никогда не покидало ваши души! Всем приятного чтения, и, конечно же, как всегда, буду рад любым вашим комментариям!

 Маленький гербарий

I

Ежовник

О, июльский огонёк,
Сухорук сухоголовый,
Вечно радостное слово!
Жёстким буйством он широк.

Остро к небу устремлён,
Не видать ему и края.
Ветра вздох – и он играет,
Солнца лик – и он зажжён! Далее »