Критские новости

Николай Кузнецов Рубрика: Поэзия,Метки: , , , , , ,
0

Летом 2017 года мне с мамой посчастливилось около недели отдыхать на Крите в чудесной деревушке Панормо. Эта наша поездка, как, впрочем, и все предыдущие путешествия, подарила мне множество приятных и, главное, живых ощущений, впечатлений и воспоминаний.

Первое же яркое впечатление, которое я тогда получил, – это очень громкий, почти оглушительный стрёкот местных цикад: такого громкого цикадного пенья я вживую до того ещё не слышал. Казалось, что самый воздух соткан цикадами, причём, прислушавшись, можно было различить, что они поют на разные голоса, с разными интонациями. Когда я их впервые услышал, если честно, подумалось, что это работает какой-то механизм, но уже вскоре, когда я узнал, что это – голоса живых насекомых, мне, кажется, удалось прочувствовать жизнь в этом хоровом слиянии, подчёркивающем одновременно и единство всех участников, и индивидуальность каждого певца.

Второе впечатление, прочно оставшееся со мной – это живая монументальность Крита. Мне кажется, что Крит, днём закрытый лёгкой сетью цикадного хора, неразрывно связан с такими могучими словами, понятиями и предметами, как «бык» и «камень». В горах, сложенных, в основном, из слоистого известняка и мрамора, чувствуются мускулы. А в одной скале я не без удивления даже нащупал небольшой каменный отросток, похожий на маленький рог. И как хорошо, что на Крите есть ещё деревни и тихие горы, не поглощённые шумом современной цивилизации, замечательно, что в критских деревнях, где ещё остаются местные жители, всё ещё помнят традиции, старинные ремёсла: ведь всё это и даёт истинную жизнь, потому что из человеческого нет ничего живее и мудрее традиции и неразрывной связи и вечного существования всех трёх времён (прошлого, настоящего и будущего). Жаль только, что на Крите можно видеть немало покинутых деревень. Но хочется надеется, что эта великолепная сторона Крита всё-таки не вымрет и долго ещё будет всех нас радовать.

Результатом осмысления всех полученных на Крите впечатлений стал цикл из пяти стихотворений, которые, дорогие друзья, я предлагаю вашему вниманию. Мне очень хотелось, чтобы в этих стихах отразилось не только и не просто описание пейзажей, но и некие размышления. Но, конечно, о чём говорят написанные мной стихи, как всегда, судить вам, дорогие читатели. Очень надеюсь и желаю вам, чтобы время, проведённое с ними было приятным и плодотворным.

И, как всегда, буду рад любым вашим отзывам в комментариях!

 

Критские новости

***

I

Сонет о критском быке

Крит – сперва, а Греция – потом!..
Кто знаком с тем яростным быком,

Что прибоя жемчугов белей,
Чей отец – могучий бог морей?

Он окаменел средь крыльев гор,
И в слоях веков с тех самых пор,

Среди мрамора и известняка
Зрячий рог кривится и бока

С вольным ветром пишут разговор,
Вспоминая счастье и раздор.

С каждым годом мощь его камней
Запечатлевает всё сильней

Эту надпись, гордую, как сон:
«Крит – сперва, а Греция – потом!»

4 июля – 14 октября 2017 года.

Панормо, Крит, Греция – Санкт-Петербург, Россия.

 

II

Минойская баллада

Древний царь – коварный Минос —
В море времени застыл
Твердь дворцов его просторных
В бездну тянет тени крыл.

Кровь и цепи. Сын бычачий —
Дух таинственных глубин , —
Погибая, оживает,
Чернотой своей томим.

В век туманный царь минойский
Слово клятвы не сдержал —
Устрашившись кары Моря,
Страх под свой дворец изгнал.

Страх изгнал, но сам страшился;
Ради власти жаждал сил:
Кровью юных чужестранцев
Страх заботливо растил.

Был младенцем сын бычачий,
Мглу вдыхая, рос один,
Плоти вкус познав, из чуда
Стал чудовищем глубин.

Музыка, танцуют девы,
Сжав в руках спирали змей.
Как в пещере, в сердце царском
Скрытый ужас рос сильней.

Праздник – страх, правленье – ужас:
Мощь слабеет; злость и стыд.
Страны – в страхе и не видят,
Что слабеет в войнах Крит.

Кровь и цепи. В лабиринте
Нить тянулась вдоль стены.
Усыплён железный ужас,
Ставший духом глубины.

Царь минойский был разгневан.
Страх убит, но вместе с ним
Мощь царя исчезла вовсе:
Мощь страшащегося – дым.

И, погибнув, царь минойский,
Как скала застыл в веках.
Время – море: вьёт спирали,
Всё живёт в его руках.

Страх железный, страх пещерный
Был убит, но ждёт поры
Той, когда он, пробудившись,
Гром исторгнет из горы.

В век туманный он исторгнул
Огнь вулканный, что накрыл
Мглой железной дни минойцев,
Трон и твердь дворцовых крыл.

И поныне, пробуждаясь,
Ищет господина он —
Господин, скрывая ужас,
Всем покажет, что силён.

И живёт поныне Минос,
С ним и Минотавр живёт.
Мощь страшащегося – слабость
Та, что гибель лишь несёт.

14 – 22 октября 2017 года.

Санкт- Петербург, Россия.

 

III

Цикады

Стрельчатые сети
Густо ткут собою
Воздух, чтоб оранжевел,
Чтобы зажелтел.

Зажигая землю
Суховейным звоном,
Средь деревьев прячутся,
Крыльями шурша.

В горы забирается
И к прибою сходит
Этот хруст, связующий
Землю с вышиной.

Море моет берег,
В воздухе ж просторном —
Волн жёлто-оранжевых
Огненный прибой.

Спорят и смеются,
Резко замолкают,
Чтобы миг полуденный
Вновь воспламенить.

Этих песнопевцев
Ты с трудом увидишь,
Но слова их звучные
Воздух создают.

Пусть же скромной притчей
Для творцов искусства
И для всех читающих
Станет мой этюд.

23 октября 2017 – 28 мая 2019 года.

Санкт-Петербург, Россия.

 

IV

Каменный Крит

Древность с будущим скрестились
И легли. Из моря дней
Времена преобразились
В каменистость ступене́й.

Камень лёг в основу Крита
Тайной древних чувств и слов.
Время – море, но разбито
На слои известняков.

В лестнице всех наслоений
Можно сердцем проследить
Глубины живых мгновений
Нас связующую нить.

Дух минойский – бычье око —
Из-под каменных бровей,
Из своих веков глубоких
Смотрит в стаи наших дней.

В камне – все воспоминанья,
Молчаливость чья звенит:
Отзвук, след – его дыханье,
Тени пальцев, ног, копыт.

Камни – рёбра, камни – око,
Камни – мышц могучий строй;
И в их магии глубокой —
Их движенье и покой.

В складках гор полупустынных
Раскрывается сильней
Вечность Крита – дух старинный,
Бычий дух минойских дней.

26 октября 2017 года.

Санкт-Петербург, Россия.

 

V

Критская песня

Крылья гор взлетают на волю,
Обнимая собой небосклон,
А могучее море, лазурное море
Берегу шлёт свой поклон.

Вечно юны, изящны оливы,
В них эолова арфа звенит.
Козьи тропки в горах вдаль уходят игриво
И стирают все тени обид.

Известняк – вечность Крита живая —
Древних лет пробуждает следы.
Лишь терновника сухость его закрывает
Властным знаком старинной беды.

Перья солнца так жёлты и жгучи
И сплетаются с пеньем цикад.
И прохлада живёт за спиною могучих
И седеющих горных громад.

Вдоль дороги – таинственно-сладкий,
Райский бархат инжирного сна.
Жар цикадный уснёт – в томный вечер украдкой
Флейт сверчковых втечёт тишина.

И деревни под небом просторным,
И беседы критян вкруг столов.
И весь Крит – это мощь, бычий дух непокорный
И магический камень веков.

Крылья гор взлетают на волю,
Обнимая собой небосклон,
А могучее море, лазурное море
Берегу шлёт свой поклон.

27 октября – 1 ноября 2017 года.

Санкт-Петербург, Россия.

***

« »
   

Оставить комментарий или отзыв

Подписавшись, Вы узнаете новости Творческой Лаборатории первыми